Рецепт мира и процветания

Почему сегодня надо говорить о неолиберальной политике, которую проводили в девяностые представители нынешней российской оппозиции? Потому, что они никогда не отказывались от этой политики, и вернувшись к власти, будут проводить ее снова. Наглядным примером этого является то, что происходит сейчас в Украине — катастрофический рост коммунальных тарифов под давлением МВФ, жесткие меры бюджетной экономии, масштабное сокращение социальных льгот, задолженности по зарплатам, сокращения и уничтожение «затратных» промышленных активов — от «Южмаша» до углепрома.

1990-е.

1990-е.

Все эти «реформы» совершенно открыто анонсировались нынешними правителями Украины еще во время евромайдана. И было самоочевидно, что они станут его результатом. Но «левые» либералы в России и Украине, которые поддерживали год назад правую украинскую оппозицию, предпочитали не замечать содержание ее экономической программы, ограничиваясь демагогическими мантрами о «достоинстве», «этической позиции», и пр. Сейчас это повторяется в России — причем, даже само предложение обсудить экономическую программу российской либеральной оппозиции вызывает у ее «левых» союзников истерику и приравнивается к поддержке Путина. Поскольку это обсуждение сразу выявляет тот простой факт, что у либералов нет для России никакой «социальной повестки» кроме римейка девяностых.

Об этом упоминал покойный Немцов. В интервью, вошедшем в книгу «Исповедь бунтаря» он выражает озабоченность тем, как втюхать старую либеральную повестку своему фанклубу, и находит выход – прикрыть ее трейд-юнионистской риторикой.

«Я считаю, что ключевая особенность нашего избирателя – это высокий уровень образования. Половозрастная структура, социальная структура избирателей, на мой взгляд, не должна иметь значения. Я, например, считаю глупостью говорить, что мы партия среднего класса. Потому что у нас его нет нигде, кроме Москвы, Питера и, может быть, Тюменской области. А во-вторых, средний класс, как правило, очень конформистски настроен и в принципе крайне аполитичен. Еще менее правильно замыкаться на предпринимателях.

Поэтому, если говорить о социальных группах, я бы назвал так: образованные люди; молодежь; люди самодеятельного труда, которые сами себе на хлеб зарабатывают. Между прочим, чиновничество местного самоуправления и областного уровня, у которого отобрали деньги и полномочия и которое чувствует себя обиженным. Многих из них достала эта лживая двусмысленность. Безусловно, творческая интеллигенция. Учителя обездоленные, хотя они очень левых взглядов. Тем не менее они люди достаточно образованные и сильно влияющие на общественное мнение. Так же, как и врачи, особенно врачи в поликлиниках. Мне кажется, что это широкая база – около 20–30 миллионов человек, те, кого мы можем иметь в виду в качестве нашей опоры. Хотя в этом случае в чистом виде рафинированные либеральные идеи не проходят. Если мы замыкаемся исключительно на либерально-демократической позиции, то даже с точки зрения социологии это всего несколько миллионов человек. Очень мало.

Либеральная идея может быть в основе дальнейшей политики, но она не может быть в основе публичной риторики. Кстати, это и опыт Украины показывает. Мы должны воспользоваться рецептами Тони Блэра. Я говорил с баронессой Тэтчер, она не очень любит Тони Блэра, но она сказала одну простую вещь: он, конечно, несет черт знает что, левацкий тредюнионистский бред, но делает то, что я говорю. Возможен, нужен такой подход. Я к этому не способен, но, может быть, найдется тот, кто сумеет тред-юнионистскую риторику совместить с дальнейшей либеральной работой. Это был бы идеальный для России вариант. Россия – левая страна, которой нужны правые реформы. При этом надо, чтобы за это проголосовали».

Проголосует ли за правые реформы Россия, имея перед глазами печальный пример Украины? Только в том случае, если социально активные слои совершенно не будут представлять себе суть предлагаемых экономических реформ и либеральной «мирной программы». Ведь что касается попыток представить Немцова противником войны, с таким же успехом можно было бы записать в активисты антивоенного движения сенатора Джона Маккейна. Немцов последовательно поддерживал в украинском военном конфликте действия украинского правительства. Он одним из первых озвучил в России официозную версию киевских властей о причинах гибели людей в Одессе, призвал к блокаде Донбасса, не стесняясь прямых параллелей с израильской блокадой сектора Газа. Он ни разу не осудил кровавые обстрелы городов Донбасса, рассматривая массовое убийство мирных людей в качестве законной «борьбы против терроризма». При этом Немцов ссылался на известную грубыми пропаганидстскими фейками россиянку Васильеву — уже это позволяет оценить достоверность информации о войне, которую он распространял. Российские либералы лукавят — Немцов выступал за войну, и просто желал, чтобы в ней победил дружественный ему режим.

Еще по теме:  Очень серьёзные и совсем не смешные "клоуны"

Андрей Манчук

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *