Неувиденные доказательства

На суде оппозиционный политик и журналист Александр Бондарчук отказался признавать свою вину в посягательстве на территориальную целостность Украины, а его защите наконец удалось добиться доступа к материалам следствия в полном объеме.

Дарницкий районный суд Киева 16 июля начал рассмотрение дела по обвинению лидера Рабочей партии Украины, редактора газеты «Рабочий класс», народного депутата ВР III и IV созывов Александра Бондарчука. Представляя обвинительный акт, прокурор указал, что в июне прошлого года обвиняемый «разработал преступный план», суть которого заключалась в размещении на сайте редактируемого им издания статьи «Ответы Павла Губарева на вопросы участников соцсетей». Обвинитель не конкретизировал, что именно в перепечатанной из другого издания публикации стало основанием для возбуждения уголовного дела по подозрению в «реализации преступных намерений об изменении границ территории Украины». Но к «реализации преступного плана» отнесено, в частности, подписание Александром Бондарчуком в типографии акта приема тиража газеты.

При этом прокурор процитировал заключение Украинского научно-исследовательского института специальной техники и судебных экспертиз СБУ, специалист которого усмотрел в указанной статье «непрямые публичные призывы к созданию государственности и независимости Новороссии».
Судья поднимает обвиняемого для установления его личности. Тот называет свое официальное место работы: ведущий конструктор государственного предприятия «Антонов», отдел перспективного проектирования. Суть предъявленных обвинений ему понятна, от дачи показаний не отказывается, но вину свою не признает.
– На стадии предварительного следствия мне не дали возможности ознакомиться в полном объеме с фигурирующими в деле доказательствами, – к прениям подключается представитель защиты Николай Мягков. – Поэтому суд не имеет права допустить данные доказательства к рассмотрению, поскольку это противоречит требованиям УПК.
Впрочем, выясняется, что доказательств не видели и в суде.
– Поскольку у суда вообще отсутствуют материалы уголовного производства, которые не приобщены стороной обвинения, а есть только обвинительный акт и реестр, фактически суд лишен возможности ознакомить защитника с доказательствами по делу, – огорошивает судья адвоката. – По­этому защитник имеет право обратиться в прокуратуру.
Защитник указывает, что, согласно УПК, он пытается истребовать доказательства через суд, поскольку иной порядок не предусмотрен.
– Обращение к прокурору не преду­смотрено, но и не запрещено, – нашелся с ответом судья.
Впрочем, затем прокурор говорит, что требуемые адвокатом материалы по делу все же предоставит.
Далее защита заявила ходатайство об изъятии из списка доказательств заключения эксперта, так как экспертиза проведена ведомством, находящимся в структуре СБУ, то есть органа, который проводил следствие. С этой претензией Мягкова ни судья, ни прокурор спорить не стали, поскольку статья 69 УПК Украины не допускает в данном случае двусмысленных трактовок, а прямо гласит: «Не могут быть экспертами лица, которые находятся в служебной или иной зависимости от сторон уголовного производства или потерпевшего».
– Суд отказывает в удовлетворении этого ходатайства на данном этапе, но защитник имеет право заявить его повторно после исследований выводов эксперта, – говорит судья.
Кроме экспертного заключения, было вынесено решение об исследовании выпуска газеты и допросе свидетелей. Также суд отказался удовле­творить ходатайство защиты о недопустимости содержания подсудимого в клетке, что противоречит решению Европейского суда по правам человека. Основания для отказа – письмо в суд из МВД, в котором конвойная служба утверждает, что не может обеспечить охрану вне заграждения в зале суда по причине нехватки средств.
Следующее заседание назначено на 24 июля.

Еще по теме:  Расставляя точки над украинской демократией

 

Владимир Богун

Источник

Tagged with:     ,

About the author /


Related Articles

Post your comments

Your email address will not be published. Required fields are marked *